Норов и «Муму». Исторический экскурс накануне премьеры в СевТЮЗе / Новости / CевТЮЗ
Новости
23 ноября 2021 г.

Норов и «Муму». Исторический экскурс накануне премьеры в СевТЮЗе

    В 1852 году Тургенев попал под арест, в полицейский участок, – за опубликованный в «Московских Ведомостях» некролог памяти Гоголя. Целый месяц, едва ли не ежедневно, писатель слышал свист розог, вопли и стоны истязуемых: напротив его камеры находилось помещение, где секли розгами крепостных слуг, присланных их хозяевами для экзекуции. И все эти тридцать дней Тургенев, не разгибая спины, что-то писал. Полицейские чины боялись, что молодой барин только для вида сидит под арестом, а прислан большим начальством, чтобы составить полный отчет о «работе» участка. Они украли записи Тургенева, но, не обнаружив чего-то для себя опасного, подбросили бумаги обратно. Это была рукопись рассказа «Муму».

    Собственно, ничего сочинять, в смысле «выдумывать», Ивану Сергеевичу практически не пришлось. Все герои рассказа, даже собачка Муму, имели своих вполне реальных прототипов.

    Безымянная Барыня из рассказа, конечно, проще, бледнее, чем матушка Ивана Сергеевича Тургенева, а именно Варвару Петровну Тургеневу, урожденную Лутовинову, узнают в этом образе. Неукротимая Варвара Петровна, сама через край хлебнувшая горя в юные годы, унаследовала от дядюшки колоссальное наследство: 60 пудов серебряной посуды, 600 тысяч рублей и 5000 крепостных душ в одной лишь Орловской губернии. А были еще имения в трех губерниях – Калужской, Тамбовской, Курской. Выражаясь языком современной молодежной литературы, у нее «от дурных бабок рвануло крышу». Как очень точно заметил наш современник, Варвара Петровна считала себя «локальным продолжением Екатерины II», но переменчивым и буйным нравом была похожа, скорее, на Павла I. Для завершения ее портрета достаточно будет признания Ивана Тургенева: «Матери я боялся, как огня… Редкий день проходил без розог…»

    В многочисленной дворне Варвары Петровны числился богатырского вида глухонемой дворник Андрей – прототип Герасима. Этот Андрей завел себе собачку – прототип Муму. Варвара Петровна, разгневанная «самоуправством» Андрея, велела эту собачку «истребить», что дворник безропотно исполнил. И никуда Андрей потом не ушел. Он сохранил холопскую верность своей хозяйке. Впрочем, уход Герасима после «казни» несчастной Муму – самое психологически уязвимое место в рассказе. Как писали еще современники Тургенева, смерть беззащитного животного была нужна «не Герасиму, а автору» – ведь глухонемой дворник вполне мог уйти и с собакой… Рассказ «Муму» был напечатан в третьей книжке некрасовского журнала «Современник» за 1854 год. Кстати, при жизни Тургенева это было самое переводимое на европейские языки русскоязычное произведение. Императорская цензура встрепенулась постфактум. Началась длительная бюрократическая переписка. Естественно, литературных достоинств рассказа «Муму» никто особо не отрицал. Но рассказ сочли «неуместным в печати».

    Цензор писал: «Нельзя не заметить, что цель автора состояла в том, чтобы показать, до какой степени бывают безвинно утесняемы крестьяне помещиками своими». Видимо, простое человеческое сочувствие бесправным, темным, забитым людям считалось опасным, тем более, что автор позволял своим читателям делать самые высокие обобщения. Когда Тургенев захотел напечатать «Муму» в сборнике своих рассказов и повестей, решать судьбу маленького рассказа пришлось самому министру народного просвещения. Авраам Сергеевич Норов (министр в 1853 -1858 гг.) 17-летним мальчиком, в звании прапорщика, участвовал в Бородинском сражении, где французское ядро оторвало ему ступню левой ноги. На фоне своего постоянного оппонента, махрового реакционера министра юстиции графа Панина, министр просвещения Норов выглядел почти либералом. А кроме того, изменились времена, и умный Норов, может быть, первым из высших чиновников, уловил это. На престол вступил настроенный на реформы Александр II, крепостничество доживало свои последние годы. В 1856 году Норов разрешил напечатать «Муму» в тургеневском трехтомнике. Конечно, это не был ПОСТУПОК, но это был ПРАВИЛЬНЫЙ ХОД. Небольшой рассказ о бездушной Барыне, безмолвном Герасиме и маленькой собачке Муму прозвучал как отходная молитва по целой исторической эпохе.

    «Муму» начали изучать в училищах и гимназиях еще при царе. Споры об этом рассказе и его героях актуальны и сегодня, в XXI веке. Почему? Свой ответ на этот и другие вопросы хочет предложить Севастопольский ТЮЗ. Режиссер Илья Оршанский готовит премьеру спектакля «Муму» уже в начале декабря. Следите за нашей афишей!

*Спектакль реализован при поддержке Федерального партийного проекта "Культура малой Родины"

Поделиться

Ещё новости