A A A
Новости
28 января 2019 г.

"Заходите, Александр Сергеевич!" О нас пишет пресса

Начало Года театра в России Севастопольский театр юного зрителя отметил премьерой спектакля «2 х Пушкин = Выстрел + Барышня-крестьянка» в постановке режиссера из Санкт-Петербурга Василия Заржецкого.

Севастопольский ТЮЗ – активный участник проекта партии «Единая Россия» «Театр малой Родины». Целью этого проекта заявлено «расширение возможностей для культурной жизни населения и формирование гармоничной, всесторонне развитой личности». А разве может быть личность гармонично и всесторонне развитой без русской классической литературы? Не может. Именно русской классике Севастопольский ТЮЗ уделяет особое внимание.

Определение, данное в ряде источников, в том числе на сайте издательства «Эксмо» — «Классическая литература — произведения художественной литературы, которые считаются эталоном для своей эпохи или того или иного жанра» — оставляет пространство для субъективного оценочного суждения. Меняется отношение к эпохам, следовательно, и к эталонам. Меняется и дополняется перечень классических произведений. Например, сегодня в школьной программе «для общеобразовательных и профильных негуманитарных классов» Чернышевского нет, а сны Веры Павловны видят только учащиеся «профильных гуманитарных и филологических классов». Зато новые эпохи, еще вчера бывшие современностью, добавляют новых классиков. В школьной программе нашлось место Варламу Шаламову, Сергею Довлатову, Владимиру Высоцкому, что радует. И кто знает, вдруг совсем скоро старшеклассники найдут в хрестоматиях Владимира Сорокина и Виктора Пелевина. (Любопытно было бы дожить.)

Но есть и незыблемые столпы, те, кто останутся и классиками, и в школьной программе при любой смене оценок минувших дней. Это творцы золотого века русской литературы, писатели первого ряда. В центре – Александр Сергеевич Пушкин – солнце русской поэзии, осветившее и согревшее заодно и русскую прозу.

Однако, время вспомнить, что мы в театре. Даже самое гениальное литературное произведение требует перевода на театральный язык. Иначе вместо спектакля публика увидит чтение с выражением по ролям. Переводчик – это, разумеется, режиссер. Севастопольский ТЮЗ пригласил для работы с «Повестями Белкина» режиссера Василия Заржецкого, и всем повезло. Повезло театру с режиссером. Повезло режиссеру с труппой. Повезло и Пушкину: к нему отнеслись с огромным уважением, но в тяжелые бронзовые одежды не рядили.

«… писать повести надо вот этак: просто, коротко и ясно» - утверждал сам Пушкин. «И вот точно этак же и надо воплощать повести Пушкина на сцене» - добавил режиссер Василий Заржецкий и воплотил. Получился увлекательный, по-пушкински легкий, ироничный и лаконичный спектакль. На сцене царил витальный дух беззаботной студийности, очень пушкинский, смеем утверждать. И веселая водевильная «Барышня-крестьянка», и брутальный психологический «Выстрел» были увенчаны многоголосым зрительским «Браво!». Премьерное волнение артистов ощущалось, но не скрыло: работать им в этом спектакле радостно.

В Санкт-Петербурге режиссера Заржецкого знают и любят. На его спектакли ходят, их ждут. А для севастопольских театралов имя Василий Заржецкий – новое. Познакомимся мы с Василием, зачерпнув из открытых источников в сети интернет и вняв словам самого Василия, а потом зададим ему несколько вопросов.

Родился Василий Заржецкий в 1981 году в Воркуте. Окончил среднюю школу и музыкальную по классу баяна. В 2003 году окончил филологический факультет Московского педагогического государственного университета, получил специальность учителя русского языка и литературы и несколько лет по этой специальности работал. Потом увлечение театром (Василий успел сыграть множество ролей в любительских студиях) перевесило все остальные, и в 2008 году Василий поступил в Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства (ныне - Российский государственный институт сценических искусств) на курс Александра Васильевича Петрова. В 2013 году Василий Заржецкий стал режиссером музыкального и драматического театра. Дипломный спектакль молодого режиссера – опера «Снегурочка» Н. А. Римского-Корсакова – получил премию «Золотой софит».

- Скажите, Василий, как так вышло, что оперный режиссер из Санкт-Петербурга поставил драматический спектакль в Севастополе?

- Сейчас время такое – режиссер должен быть универсальным. В Севастополь, как режиссер, я впервые приехал в 2014 с театром «Зазеркалье», в котором я и служу. В рамках фестиваля «Эхо Арлекина» мы привозили музыкальный спектакль «Спящая красавица» на музыку П. И. Чайковского. Пообщались с художественным руководителем Севастопольского ТЮЗа Людмилой Евгеньевной Оршанской, решили, что неплохо бы что-то сделать вместе. Вот, через четыре года, спасибо проекту «Театры малой родины», срослось.

 

- Вы с Пушкиным по жизни?

- Нет, не могу так сказать. Дорогой сердцу автор, но томик у изголовья не лежит. Как режиссер я с Александром Сергеевичем работаю впервые. У меня был выбор, Людмила Евгеньевна ограничила его только рамками школьной программы по литературе. Здесь помогло педагогическое образование. Полистал программу, вспомнил, подумал, предложил несколько вариантов, несколько авторов. Театр выбрал «Повести Белкина» Пушкина.

 

- Инсценировку вы тоже написали сами. Легко?

- Да, легко. Со студенческих лет я сам делал инсценировки. Писать свое тяжелее, а вот взять хорошую прозу, подвести к идее всегда удавалось лучше, я — аранжировщик, скорее. Памятный институтский опыт — инсценировка по «Войне и миру» Толстого, был спектакль-трилогия. (Кстати, если говорить о самом любимом русском писателе – то это он, Лев Николаевич.)

 

- Почему именно «Барышня-крестьянка» и «Выстрел»?

- «Барышню-крестьянку» отобрал сразу. В ней очень сильное водевильное начало, что мне близко. Легкая, веселая любовная история. А если первая повесть, скажем так, «женская», то вторую хотелось сделать «мужской». Самая «мужская» повесть из цикла, конечно, «Выстрел» — настоящий психологический триллер о человеке, который бросил всю свою жизнь к ногам мести, а после свершения мести стал искать смерти, потому что оказалось, что жить ему больше и незачем. Так что, начинаем мы спектакль жизнерадостно, а заканчиваем мрачновато.

 

- Сейчас много споров о том, как можно и нужно ставить классику? Допустимы ли отклонения от «канонических» текстов, какие декорации и костюмы их достойны? Как быть с тем, что классики, когда писали свое бессмертное, были современниками своих читателей и зрителей? Что важнее, передать дух былого или почувствовать в классических произведениях дух настоящего? Как можно, Василий?

- По-разному можно. Абсолютно согласен с Вольтером: «Все жанры хороши, кроме скучного.» Вопрос в уместности. Режиссер должен четко понимать, где и для кого он ставит спектакль. То, что хорошо для взрослого театра, вряд ли подойдет театру юного зрителя, где основные зрители – дети и подростки. Эксперименты в классике для ТЮЗа допустимы и необходимы, а эпатаж и провокация – пожалуй, нет. В нашем спектакле образы решены достаточно современно, на мой взгляд. Это не значит, что Лиза (Барышня-крестьянка), например, изъясняется слэнгом сегодняшних тинэйджеров, этого не нужно, пушкинский текст не звучит архаично и в нем не нужно ничего менять. Сценическое пространство у нас решено условно, интерьеры XIX века не воспроизводили. Вообще, Пушкин как автор разрешает озорство. С Достоевским было бы по-другому.

 

- Давайте немного удалимся от Пушкина? Если допустимо делать классику современной, то почему бы не ставить авторов наших дней, вдруг они тоже станут классиками? Вы как относитесь к современной драматургии?

- Прекрасно отношусь как зритель и как читатель, есть много достойных произведений, в Санкт-Петербурге, например, гремит замечательный «Человек из Подольска» Дмитрия Данилова. Я поражаюсь своим коллегам, которые умеют ставить современную драматургию, но сам как режиссер все-таки ставлю классиков. Сказывается мое оперное прошлое и настоящее. Когда напитаешься классической музыкой, тянет к классической литературе. Классика обязательно нужна театру. Кстати, ничего не имею против легких дурацких, но кассовых комедий, однако профессионально артисты растут именно на хорошей литературе и драматургии.

 

- Тогда вернемся к Пушкину и нашему театру и зададим комплиментарный, так сказать, вопрос: как вам работалось с труппой Севастопольского ТЮЗа?

- Очень хорошо. Любой приезжий режиссер в работе проходит три стадии. Эти три стадии похожи на болезнь, не зря же говорят «заразить», «заразительность». Первая – проверка. Артисты прощупывают, присматриваются, оценивают, владеет ли режиссер инструментарием, сможет ли «заразить»? Эта стадия у нас прошла быстро, заразил, за что я артистам очень благодарен. Труппа приняла идею спектакля, форму и мой стиль работы, и началась вторая стадия – «болезнь», то есть, увлечение процессом, репетиции, репетиции, прогоны, прогоны и горячка перед выпуском спектакля. Ну, и третья стадия – «выздоровление», премьера. Ради этой болезни и выздоровления и живем.

 

- Спасибо!

Ближайший показ спектакля «2 х Пушкин = Выстрел + Барышня-крестьянка» на сцене Севастопольского театра юного зрителя состоится  24 февраля. КУПИТЬ БИЛЕТ

Денис Алтухов, редактор по репертуару

Севастопольского театра юного зрителя

Фото Юлии Высоцкой

Поделиться

Ещё новости

"Загадка Полесья" -- свой день рождения СевТЮЗ отметил премьерой
17 февраля 2019 г.

"Загадка Полесья" -- свой день рождения СевТЮЗ отметил премьерой

      Чудесная, полная любви и света, грустная и трогательная повесть Александра Куприна "Олеся" перенесена на сцену Севастопольского театра юного зрителя. Премьера спектакля "Загадка Полесья" состоялась ...

Детальнее