Люди театра: Елена Воронцова / Новости / CевТЮЗ
A A A
Новости
18 ноября 2019 г.

Люди театра: Елена Воронцова

    Провести интервью с актером или актрисой – это как сходить на глубоко эмоциональный спектакль: пережить мгновения грусти и радости, удивиться, растрогаться… Ведь у каждого актера свой путь к ответу на вопрос «что значит жить на сцене?» И каждый подобный путь неповторим и прекрасен.

    Сегодня мы беседуем с Еленой Воронцовой, актрисой Севастопольского театра юного зрителя, заслуженной артисткой г. Севастополя. Елена хорошо знакома и очень любима нашими зрителями ролями Медвежонка в спектакле «Мишкины шишки», эксцентричной Фёклы Чемодановой в спектакле «Чемоданное настроение», яркой и смешной Тётки в спектакле «Антоша Чехонте. Рассказики», жесткой госпожой Простаковой в спектакле «Недоросль», хитрой Анны в спектакле «Васса Железнова» и многими другими персонажами. 

- Предлагаю мысленно вернуться в прошлое и вспомнить, с чего все начиналось. Как ты пришла в актерскую профессию? Может быть, кто-то помог тебе сделать этот жизненный выбор, увидел твое призвание?

    - Всё произошло во втором классе. Меня сводили в театр… И это стало началом, дало старт. Появилась мечта сделать свой театр кукол. Начала вырезать, клеить, рисовать, создавать декорации, разыгрывать сценки. С юных лет мне были интересны постановки. К слову, я играла в КВН, принимала участие в любых творческих затеях. Во дворе была заводилой: игры, сказки, распределение актеров по ролям – всех могла занять делом! 

- То есть, тебе больше нравилось быть режиссером? 

    - Нет, мне очень нравилось и самой играть. Я тогда всерьез об этом не задумывалась, мне просто нравилось. Получала колоссальное удовольствие от игры. Начала созревать мысль о том, что я хочу быть актрисой.

    Но жизнь сложилась таким образом, что когда мне было 12 лет, не стало мамы, и заниматься моим развитием в качестве актрисы стало просто некому. Я воспитывалась в интернате, у меня сложились теплые отношения с директором. Он видел, как я легко нахожу общий язык с детьми. Стоит сразу сказать – дети всегда тянулись ко мне. Директор посоветовал поступать в педагогический институт. Я не хотела. Но директор же сказал! (улыбается) В общем, я поступила – и там тоже нашла возможность заниматься искусством. Пошла на уроки игры на гитаре, которые вел Вадим Бочкарев. Он же привел меня в народный молодежный хор «Живая вода», где я пела до самого окончания института. 

    И вот, я – учитель технологии и предпринимательства, социальный педагог, вернулась в родной город Кинешма (Ивановская область) и начала искать работу по специальности, но открытых вакансий для меня не было. Я была безработной 11 дней, мне даже заплатили за них! За последующие полгода я сменила три места работы, которые в итоге привели меня в местный Парк культуры и отдыха. Я писала сценарии для концертов, сама проводила концерты, рисовала афиши. Тогда меня заметил Владимир Баландин и предложил поработать в частном театре «Скоморохи». Работа меня поглотила. Мы трудились практически без выходных. И я поняла: да, действительно, хочу быть актрисой! Не была обучена этому мастерству, ничего не знала об этой профессии. Но мне легко было играть в одном спектакле и бабушку, и лисичку, перевоплощаться из одного персонажа в другого. Я получала от этого удовольствие! Мои маленькие зрители мне верили, поддерживали, хлопали. 

    Помню очень трогательный случай. Я играла Лису, которая хочет похитить Колобка. Обратила внимание, что девочка в зрительном зале сидит и плачет. Далее по сценарию спектакля Дед выгоняет Лису, а я в этот момент пою о том, как мне плохо… И эта девочка снова плачет. Когда спектакль закончился, я подошла к воспитательнице и спросила про эту девочку, что с ней произошло, почему ребенок расстроен. А воспитательница отвечает: «Я спросила у нее: в первом случае ей было Колобка жалко, а во втором – Лису…» Добрый маленький человек! Театр – это эмоции…

    Проработав в этом театре почти три года, пришла к выводу, что нужно развиваться дальше. Меня пригласил к сотрудничеству Кинешемский драматический театр – на должность актрисы, минуя вспомогательный состав. Там я служила четыре года.

    Моя карьера началась сразу с серьезного вечернего спектакля – «Воспитанница» по пьесе Александра Николаевича Островского. Чтобы вы понимали: до этого я играла только сказочных персонажей – Лису, Снегурочку, Бабу-ягу. А в «Воспитаннице» нужно было сыграть «не сказочную» девушку с трагической судьбой. Да и работать с профессиональными актерами было крайне сложно. Однажды от сильного зажима я чуть не сломала палец моей партнерше по сцене. Как-то после очередной репетиции все разошлись по гримеркам, а у меня не было сил даже встать… Сидя на полу, расплакалась. Видимо, от бессилия и непонимания того, что от меня хочет режиссер и почему у меня ничего не получается. Ко мне подошла Нина Федоровна Акулова, старейшая актриса театра им. А.Н.Островского, и сказала: «Так ты, дорогая, не играй. Живи на сцене». И я начала размышлять, искать ответ на вопрос «что значит «жить на сцене»? Ответ искала и в своем театре, и в Ярославском театральном институте, в котором училась заочно. 

    Смог ответить на этот вопрос Виктор Абрамович Оршанский, актер, режиссер, основатель ТБМ, доцент ЯГТИ. По воле случая, я училась на одном курсе с его сыном Ильей. Наш мастер, Татьяна Николаевна Куценко, дала задание самостоятельно репетировать отрывки из Вильяма Шекспира. Мы с Ильей работали над отрывком из «Укрощения строптивой». У нас не получалось... Илья попросил помощи у папы. Три часа репетиции с Виктором Абрамовичем для меня пролетели словно 15 минут. Как сейчас всё помню, мне было настолько интересно! Я поняла – по-другому быть не может, это гениально! После окончания института я поехала в Санкт-Петербург и проработала в «Санкт-Петербургском Романтическом театре» под руководством Виктора Абрамовича четыре года. 

    Затем судьба привела меня в Севастополь, где я познакомилась с Людмилой Евгеньевной Оршанской – художественным руководителем Севастопольского театра юного зрителя. И уже в первый месяц работы меня ввели в пять детских сказок. 

    - Сколько лет прошло с момента твоего появления в Севастопольском театре?

    - Я переехала в 2011 году, вот уже восемь лет я живу на сцене любимого СевТЮЗа.

    - Через два года можно организовывать юбилейный концерт, посвященный твоему творчеству?

    - Не люблю таких мероприятий... Не люблю пафос. Я считаю, что моя работа – это служение зрителю и театру. Поэтому, если зрители приходят в театр и им нравится спектакль, где я занята, то моя работа выполнена.

    - Много на твоей памяти таких моментов, когда во время или после спектакля люди вытирали слезы или, наоборот, не могли остановить смех?

    - Дело в том, что наша работа так устроена, что мы со сцены чаще всего просто не видим зрителя. Летом произошел забавный случай: перед завершением 31-го театрального сезона стояла я возле здания театра и общалась с молодыми актерами, которые недавно поступили в труппу. И тут мимо нас проходит женщина, которая неожиданно останавливается, показывает на меня и говорит: «А это моя любимая актриса!». А я стою и не знаю, что сказать... и отвечаю: «А вы – мой любимый зритель!». Мы обнялись в знак самой искренней благодарности друг другу.

    - Есть ли у тебя любимый спектакль или роль, которую исполняла?

    - Одна из первых ролей, которая принесла мне массу удовольствия от ее исполнения, – роль Розалины в спектакле «Чума на оба ваши дома» в Кинешемском драматическом театре. Зрители выходили и говорили, что «видели настоящую жизнь».

    Если вспомнить все роли, сыгранные в Севастопольском ТЮЗе, то на ум приходит роль трех Фанни в спектакле «Урод». Режиссер Алессандра Джунтини дала нам полную свободу. Она построила репетиционный процесс таким образом, что в результате невозможно точно сказать, где чья придумка или идея. Это настоящее сотворчество!

    На самом деле я люблю все спектакли. Да и как роль можно не любить? Ведь без любви ты не сможешь прожить ее на сцене. Даже если это отрицательный персонаж, нужно найти такие качества, за которые ты его полюбишь. Или хотя бы поймешь. 

    - Ты еще волнуешься перед выходом на сцену?

    - В разных ролях бывает по-разному. Перед выходом на сцену в спектакле «Васса Железнова» режиссера Семена Лосева я всегда испытываю страх и волнение. Всегда. Но я знаю точно, именно они помогут мне сыграть роль. Ведь моя героиня, Анна, секретарь Вассы, боится ее, и этот страх подлинный. Получается, что я не вру, и этот страх работает на роль…

    В любом спектакле перед выходом на сцену волнуюсь. Да и вообще, если актер перестает чувствовать волнение, может быть, он не живой внутри уже?.. Эмоции должны быть. Даже когда массовки новогодние играем, всегда волнуемся.

    - Есть ли у тебя кумир?

    - Кумира нет. Мне нравятся очень многие актеры, особенно зарубежные. Потому что у них есть некая свобода, которую дает, возможно, воспитание и окружение. У нас меньше этой свободы и в теле, и в голове, и в мыслях. Из современных зарубежных актрис я бы особо отметила Дженнифер Лоуренс. Неповторимая и шикарная актриса. Мне нравятся не только фильмы с ее участием, но и ее интервью. Она так легко и непринужденно общается, а главное – умеет пошутить над собой.

    - А из отечественных актеров есть фавориты?

    - Среди современных актеров моё восхищение вызывают Константин Хабенский, Чулпан Хаматова, Ксения Раппопорт.

    - Как ты считаешь, в чем заключается задача театра юного зрителя?

    - В воспитании детей. К примеру, спектакль для самых маленьких «Мишкины шишки». Сюжет строится на том, что маленький медвежонок не знает, как дружить, и из-за этого обижает всех зверят, пришедших на его полянку. На выручку со своей смекалкой приходит папа Медведь. В результате Мишка понимает, что без друзей плохо и что дружить - это очень интересно и весело. И во время спектакля иногда слышишь, как мама или бабушка говорят своему ребенку: «Смотри, какой медвежонок жадный и злой! Разве это хорошо?», то есть они сидят и воспитывают малыша во время представления или после. Очень важно, чтобы родители с детьми приходили в театр!

    - Поговорим о театральной студии. Сколько лет ты преподаешь?

    - Моя любимая студия… (улыбается) Преподаю уже 11 лет, начинала в Питере у Виктора Абрамовича, была одним из педагогов.

    - Какую дисциплину вела?

    - Актерское мастерство. А когда приехала в Севастополь, через год открыла свою студию в детском юношеском клубе «Молодость». Студия просуществовала 7 лет. Примерно 150 человек прошли обучение. Я очень люблю детей, и они отвечают взаимностью. К примеру, одна из моих учениц приезжала из Питера в Севастополь по своим делам, узнала о спектаклях, в которых я играю, и на один из них пришла в наш театр. По окончании спектакля мы вышли на поклоны, она поднялась на сцену с букетом цветов, и когда я поняла, что это именно она, я начала визжать от радости и плакать. И она поблагодарила меня, сказав, что годы обучения в моей студии помогли ей изменить себя, это пошло ей на пользу. Не знаю, что я такого делаю…

    - Это магия Лены Воронцовой!

- Да, наверное, магия. Сейчас я веду несколько групп в театральной студии при СевТЮЗе. Я считаю, что если детям что-то навязывать, то ничего из этого не получится. А если их направлять с любовью, начнется то самое сотворчество. Ведь дети открыты всему новому, они более свободны, мозги у них работают лучше. Просто космические существа для меня. Да, я могу многому их научить, но и сама многому учусь у них. 

    - Кто может стать учеником студии? Можно ли взрослому человеку зайти с улицы и начать обучение? Или для этого нужна особая подготовка?

    - Я считаю, что посещение театральной студии благоприятно влияет на общее развитие личности. Здесь можно не только улучшить речь, научиться красиво, грациозно двигаться, но еще и научиться радоваться жизни и перестать испытывать неуверенность в себе, зажатость, стресс, скрытую агрессию, а ещё в студии можно найти друзей и единомышленников. Ведь студия – это творческая терапия. 

    В этом году я набрала три группы: малыши 7-10 лет, подростки 11-15 лет и группа 18+, в нее входят разновозрастные люди. Прошло два месяца обучения, и ученики уже сами видят изменения в себе. 

    Я, конечно же, за то, чтобы все люди занимались в театральной студии! (улыбается) Для кого-то может быть работой, для кого-то хобби. Для меня – смысл жизни. 

    - Были попытки поменять работу? 

    - Пыталась, конечно. Я хотела уйти в торговлю – в тот период, когда нужны были деньги. Продавала пельмени! А мужчина, директор этой точки, видел меня на сцене. Пригласил на разговор, как папа, налил мне чаю и сказал: «Деточка, тебе же без театра нельзя!». Тогда я поняла, что мне правда сложно без театра. Это и семья моя, и дети мои. 

    - Какие планы на будущее? Однажды, задав тебе этот вопрос, ты пригрозила, что пойдешь в президенты. Но это все шутки, а если серьезно, что планируешь делать в будущем? 

    - Да, я помню этот момент… Честно, не знаю даже. За последние два года моя жизнь разделилась на два направления: актерское и педагогическое. И педагогическое начинает преобладать. А мне бы хотелось выходить на сцену, пока есть силы. В нашем театре когда-то работал Евгений Васильевич Батурин. Так он до 95 лет служил театру и зрителю. Вот и я хочу так же. 

Поделиться

Ещё новости

«Путешествие в сказочное королевство» «заморожено»
22 октября 2020 г.

«Путешествие в сказочное королевство» «заморожено»

    Дорогие зрители и участники большой театральной игры СевТЮЗа. Мы вынуждены приостановить наше путешествие и сбор наклеек в связи с эпидемиологической ситуацией.     Но не стоит унывать! Мы ...

Детальнее